Close

Платим за общения только на Ueb.Su
  • Морские рассказы. Кругосветное путешествие (быль)

    История такая. В уже далекие времена охуительно развитого социализма пришлось мне добираться с нашего очень дальнего востока в их недалекую от нас юго-восточную азию. Это сейчас сел на аэроплан и через пару часов ты среди кокосовых пальм и всяких там тайских масажисток. А тогда это выливалось в целое кругосветное путешествие во времени и пространстве.
    Короче, пароход наш после ремонта шел в одну очень дружественную нам страну , а нам, как говорится, научным сотрудникам, предстояло пиздовать до места воздушным транспортом. Причем, что интересно, надо было сначала через всю страну переть с востока на запад в столицу нашей родины, а потом уже с загранпаспортом и печатью в нем ебашить почти паралельным курсом обратно на юго-восток.

    Собрались мы с отгулов и всяких там отпусков за несколько недель до вылета справки-документы сдать куда надо, ну и вообще, чтоб быть под рукой у начальства. А так как делать в конторе нам было абсолютно нехуя, то появлялись мы там на перекличку каждый день часам к одинадцати - покурим, попиздим с пол-часа за жизнь и свободны. Правда, если не придешь, особого шухера нет - все в курсе как мужикам тяжко по утрам вставать.
    Ну вот, в связи с такой обстановкой у меня шла уже вторая, а может и третья, кто их считал, неделя легкого так сказать запоя. Не то что бы до соплей или белой горячки. Культурно и пристойно, но тоже хорошо. Я и товарищ мой, в народе Петер Герасимович (второе е"), вели жизнь размеренную и безхитростную. Обычно сознание прояснялось и душа с телом соединялись часам к десяти, ну может пол-одинадцатого. Совершив неторопливый моцион в общаговском умывальнике и сортире или наоборот, это уж как припрет, мы выходили в город. Хотя нет, выходили мы только из общаги, а дальше сил идти небыло и поэтому передвигались мы исключительно на тачках. Да и маршрут наш не впечетлял разнообразием - Сахалин или Нептун. Это ценровые кабаки нашего города. И открывались они как раз где-то в это время для кормежки прибывающих на обед трудящихся масс нашего областного центра.

    Надо заметить, что отличительной чертой нашего небольшого города было относительно большое колличество кабаков и примкнувших к ним питейных заведений классом пониже. И хотя все они, за исключением Сахалина были построены не так давно в стиле социалистического реализма и поэтому особыми изысками архитектуры не отличались, главное, что страждущий всегда мог найти себе пристанище и занятие по душе. К центровым, которые посещались нами довольно регулярно, можно было еще отнести Вечер и конечно Спорт, небольшой кабачек в парке, недалеко от знаменитой пивной веранды.А еще был Отдых, два кабака в гостинницах Центральная и Турист, Орбита на стадионе, кабачек в стоявшем прямо у города на сопке пансионате Горный воздух, и для особо страждущих кабак в аэропорту. Стоит еще конечно упомянуть добрым словом знаменитый пивной кабак Алые паруса, вечная ему память. Класная была штука в центре города, деревянная, одноэтажная, на два зала с чудным рыбным ассорти к пиву. Да вот место это приглянулось большивикам и решили они вместо Алых парусов устроить себе новый обком. Но как говориться, не пиздите и не пизднуты будите, и возведенный на святом для всех скиталцев морей и полей месте билдинг по причине перестройки и гласности партийной явкой стать не успел. И хотя в новом бизнес-центре появился еще один городской кабак, названия которого не упомню, восполнить понесенную мужиками утрату он уже конечно не смог. Ну а кроме кабаков по городу было рассредоточено еще несколько забегаловок типа чепок, где за высоким столиком можно было пропустить одному или с корешом рюмку-другую под какой-нибудь бутерброд. И конечно сеть пивнушек, центровыми из которых были стекляшка за переездом напротив рынка, пивная в подвале под кафе Крильен и уже упоминавшаяся веранда в парке, достопримичательностью которой кроме природы и свежего воздуха была парочка ворон запросто садящихся на столик и хлебавших из кружки пивко и закусывающих рыбной шелухой. Вообще надо сказать городские власти заботились о народе, что бы было где после работы или вместо таковой оттянуться на полную катушку и не забивать себе голову всякой хуйней типа социальная справедливость, социалистическая законность и прочая тягомотина. Короче - пей, гуляй, веселись, остальное в рот ебись!

    Так, о чем это я. Да и вот, как говорится, труба зовет, завтра в полет. Вышли мы с Питом из общаги и решаем куда податься, где провести последний денек, в том смысле в Сахалин или Нептун. В каждом варианте свои резоны. Если с прицелом на вечер, то можно и в Сахалин. Там и вид поприличней, колоны-балконы всякие, и дамы вроде как посолидней. Но в Нептуне зато кухня получше, особенно если после вчерашнего - всякие там морепродукты организмом с подорванным здоровьем лучше усваиваются, да и под пивко с водочкой идут очень даже. И хотя башка соображает туго решили быть последовательными до конца. Едем в Нептун, подлечимся, а потом уже переберемся в Сахалин, благо хотьбы между ними даже нам три минуты.

    Добрались до Нептуна без приключений, заняли столик в уголочке, чтоб суетящийся народ сквозняков не создавал и сразу первым делом по бутылочке пивка из холодильника и по салатику из кальмаров под майонезом. Они вареные, соломкой в пиалку неструганы, заправленны холодным майонезом - пальчики оближешь. Хорош также для этого дела морской гребешек в горчичном соусе, пиздатая вещь. Ну после пивка и кальмарчиков томленье в груди вроде прошло, лицо тоже вроде как натуральную окраску приобретать стало. Давай, говорю, Петя процесс релаксации организмов возмем под строгий контроль - графинчик водочки и по горшочку морского ассорти, а уж потом смотря по самочуствию решим, что делать дальше. Так и сделали. Скажу я вам, прав был профессор Преображенский, в том смысле, что настоящие ценители водочку принимают под горячие закуски типа жюльен и тому подобное. Думаю и наш, в смысле нептуновский горшочек профессор бы оценил. Он значит, горшочек керамический, заполняется всякими молюсками и прочими ракообразными морепродутами, конечно лучек, специи, залепливается тестом и в печь. А потом горячим с запекшейся лепешечкой прямо вам на стол. Корочку подорвал, кусочек по поджарестее в рот, ложкой зачерпываешь парящее, ароматное и водочка холоднаяаааа... Бля, аж слюни потекли, как вспомнил! Короче, час-другой пролетели незаметно. Биения всякие в груди успокоились, спина отвалилась на спинку стула, организм расслабился и принял свое оптимальное состояние. За последние недели и дни колличество алкоголя в крови достигло какого-то критического значения, и что сколько и чего не пей - все время находишься на одном уровне, в меру пьян, в меру весел, а жизнь во второй половине дня приятна и удивительна.

    Время к трем, в кабаках перерыв до вечера на профилактику, надо принимать решение, как жить дальше. Что говорю Пит, перебераемся в Сахалин пока его не закрыли. А он ссука только кивает, развалился на стуле и тащится, как котяра от валерьянки. Скоро - долго ли, перебрались мы на другую сторону центральной улицы имени конечно же дедушки Ильича. Петя гад машин шугается, еле перетащил его на другую сторону, как линию фронта переходили. Ну и распахнулись перед нами знакомые двери.

    До перерыва времени оставалось немного, но мы особо не торопились, так как знали одну хитрую хитрость, проверенную временем и практикой. Если сделать сразу большой заказ, чтоб халдею больше не бегать и еще дать сверху, то запросто можно остаться в кабаке до вечера. Прикинув так сказать хуй к носу мы и решили с Питом не мельтешить попусту туда-сюда, а плавно перейти к вечерней программе, как вообщем-то уже не раз это делали. Заказали мы водочки с пивком, селедочки, рыбки красненькой, салатик крабовый, икорочки опять же красненькой. А что, зря чтоль на острове живем. Так потихоньку, неспеша, с перекурами и дотянули до вечера.

    А вечером начинается уже вторая часть марлезонского балета. В том смысле, что жрать уже нет ни сил ни желания, а кабак начинает заполняться дамами. Типа дам, не дам и дам, но не вам. Ну и мужики тоже конечно подтягиваются. Должен вам заметить друзья мои, что вечерний кабак в то время был не предприятием общественного питания высшего разряда, а был он если говорить по ныншнему этакой секс-биржей. Причем спрос и предложения почти всегда находили друг друга. Где еще можно так быстро и без особых прилюдий познакомиться, обсудить планы на вечер и притворить их потом вместе в жизнь, как не в кабаке. Бабы, охуевшие за день от тоскливого сидения в своих учреждениях и конторах, от гама и суматохи магазинов и школ, приходили в кабак не просто хлабыстнуть пару фужеров шампанского и сплясать ламбаду, а прежде всего подобрать себе на ночь мужика, с которым можно забыть всю суету серых будней, забыть про всякие там эмансипации и придворные этикеты, а попросту натрахаться до потери пульса. Поэтому приглашая даму на медленый танец ты знал, что пришла она сюда за тем же, что и ты и выпендриваться и строить из себя целку не будет. Но конечно без хамства - ритуал должен быть соблюден. Да и к тому же в отличии от нынешних те дамы делали все не за баксы и евро, а чисто из любви к искусcтву или если хотите по бартеру.

    Короче - дело к ночи. В кабаке музычка, танцы-шманцы, смехуечки и пиздахаханьки. Народ отдыхает. Мы с Питом особо не усердствуем, так как организмы резких движений не одобряют, ну и торопиться нам особо некуда. И тут Петруха заявляет, что он сегодня что-то не в форме и вся эта хуйня ему остопиздила. Заказал еще графин водки и пошел в отрыв. Но не брошу ж я товарища, поддержал компанию, но торможу, потому как помню еще, что это у меня последний вечер на родине и перед дальней дорогой надо заземлится как следует. Но это уже все смутно и почти на автопилоте, потому как колличество все же переходит в качество и груз прожитых дней давит на можжечек все сильнее. Поэтому подробностей не помню, да и вообще ни хуя не помню - очнулся уже на улице обдутый свежим ветерком и остуженный ночной прохладой. Справа на руке Петер Герасимович висит в дупель, слева вцепилась какая-то деваха. Но так как с Питом они явно в разных весовых категориях, то идем с приличным креном на правый борт. Благо подкатил какой-то шабашник и порулили мы к себе в депо.

    Общага наша конторская, по простому депо, находилась хуй знает где среди таких же себе подобных и имела соответствующий вид серо-коричневого деревяного одноэтажного барака. Система коридорная, почти все комнаты занимали семейные, лишь в одной стояло 3-4 кровати для пацанов, где прописано было хуева туча народу, но постоянно жил только Пит, когда не был в морях. Я же все это время ночевал в соседней комнатушке семи квадратных метров, которую выбил себе наш кореш Малыш и в которую по причине проживания в данный момент у своей крали он меня и пустил.

    Весь мебельный гарнитур в аппартаментах заключался в деревянном топчане, занимавшем наверное метров пять, сбитом собственноручно Малышом из подручных материалов, ну и паре полок да вешалок. Представте, как в ней жилось Малышу с его двумя метрами роста и ста килограммами чистого веса. Ну и если с воображением у вас в порядке, можете представить и меня на пару с девахой на этих квадратных метрах. Пита я конечно припарковал на его койке, ну а сам к даме со своим меркантильным интересом. К тому времени я уже немного очухался и, как говорится, в грязь лицом не ударил, тем более что деваха оказалась ничего и было куда это свое лицо приткнуть. Лет ей было наверно 27-28, имени я естественно не помнил, потому как и самого знакомства не помнил, да и вообще с именами у меня тяжело. Но все прошло хай-фай, мило и непринужденно, только вот с грудью своей она попросила меня обходиться полегче, потому как она на данном этапе кормящая мать и может пойти молоко. Я сначала охуел от такого пердимокля, но потом ничего, приноровился. В промежутках пару раз выходил проведать Пита. Он вернулся в суровую действиельность земного бытия и мы с ним накатили по паре рюмах коньячку для бодрости. Рано утром теплая и мягкая словно кошка кормящая мать спешно меня покинула, чмокнув в щеку. Мне бы псу позорному хоть на тачку ее посадить, но... вот такая хуйня.
    Я еще покимарил немного в пол-глаза, потому как будильник в башке тикает - мне ж на самолет надо. Часов в десять встал, вещички в чемодан побросал, собрался значит. Захожу к Питу, а он бляха муха лежит журнал Радио читает. Вдумчиво так.
    - Что, говорю, юный техник делать будем?
    Он на меня уставился, как член крестьянской коммуны на лампочку ильича.
    - Раньше, продолжаю, нас двое было, а теперь трое. Надо корректировать программу.
    Пит задумался: - А что, спрашивает, твоя с нами едет?
    - Петер Герасимович, ты от своего радио совсем охуел, что ли? Какая моя, бля. Чемодан с нами едет и надо с ним что-то решать.
    - Ну и ? Пусть едет - тупит радиолюбитель.
    Вижу, диалог затягивается, выкладываю ему весь расклад. Что сейчас едим в кабак - не обсуждается даже. Оставлять чемодан здесь - это или потом забудем или все время только о нем и думать, торопиться, короче весь кайф поломаем. Тащить с собой в кабак - тоже не вариант. Куда его там девать и опять же, таскайся с ним потом.
    - Напрягай, говорю, свои мозги, научно-техническая интилигенция, ищи рациональное зерно.
    Петя пару минут глядит в потолок и выдыет идею:- А давай мы его в камеру хранения на ЖД вокзале сдадим. Это в центре, от кабака не далеко и такси там всегда под рукой.
    Я прикинул - идея не плоха, но сыровато.
    - В свете твоих идей Пит решение предлагаю такое. Забиваем на гастрономические изыски, а водка она везде одинакова. Едем сразу в аэропорт. Там и кабак какой-никакой и камера хранения тут же. И время экономим и минимум хлопот.
    Петя Радио под подушку, ноги в носки. Едем значит.
    Добрались до аэропорта строго по графику, часам к одинадцати, а на самолет мне к трем, на все про все часа четыре. Пит в кабак сразу место столбить, я в камеру - чемодан пристроить. А там полный пиздец. Примим без проблем. Но потом перерыв как раз перед моим рейсом, то есть грубо-примерно через час-полтора забирать чемодан надо обратно. Огорчился я конечно сильно, стою посреди аэропорта - что делать? Смотрю у регистрации никого и две девки за стойкой сидят и весело пиздоболят. Подхожу.
    - Барышни, выручайте! Примите чемодан на хранение, все равно мне вам его скоро сдавать.
    Они билет мой посмотрели, говорят : - Рано еще очень.
    Я продолжаю: - Такое дело, меня друг в кабаке вашем на верху ждет. Пока до рейса дойдет боюсь меня самого в багаж сдавать придется, а уж где к тому времени чемодан окажится я вообще гадать не берусь. Помогите, шоколад за мной!
    Смеются! Весело им. Но вижу, что и гнать-то не гонят.
    - Пошел, говорю, за шоколадом.
    Возвращаюсь, вручаю презент.
    - Жаль, что улетаю, говорю. Но обещаю вернуться. И не с шоколадом.
    - Все вы, говорят, обещаете вернуться.
    Достали чистые бумаги для регистрации пассажиров и меня под номером один туда вписали. И чемодан мой укатили куда надо. А я бегом к Питу.

    Ресторан в аэропорту - одно название. В лучшем случае кафе, а то просто столовка. Ни интерьера, ни комфорта, ни кухни. Только и того, что спиртное подают, да в окно самолеты видно. Ну у меня больше дел на острове не осталось, время идет и налегли мы с Петей на ее родимую со всеми оставшимися в организмах силами. Хорошо хоть уговорили официантку вести хронометраж нашего сидения и в нужный момент выгнать нас к ебеням на посадку. Сколько пили и чем закусывали - не помню, очевидно за давностью лет.
    Вдруг чуствую, кто-то в бок тычит. Что за хуйня. Смотрю, Малыш рядом.
    - Сейчас, говорит, стюардеса стаканы принесет.
    - Какие стаканы, какая стюардеса, в пизду? Где Пит?
    - Пит на депо наверно, а мы сейчас по соточке.
    Смотрю - е мое! Сидим в самолете, причем последний ряд. И девченка стаканы несет. И воду. Охуеть!
    - Давно летим? - спрашиваю.
    - Да еще не взлетали.
    И в стаканчик мне водяры набулькал. Я на автомате выпил и сижу, хуею. Мужики впереди тоже водяру хуярят и пиздешь до потолка. А Малыш опять мне в стаканчик булькает. И веселый такой, сука!
    - Не части, говорю, дай продохнуть.
    А он: - До взлета надо успеть. И снова булькает. И турбины как загудяааа...
    Опять Малыш в бок толкает.
    - Дай вылезу, говорит.
    - Куда вылезишь? Совсем охуел, я у окна сижу.
    - На улицу.
    И прет как танк. Я смотрю - а это ни хуя не самолет. Что за поебень опять.
    - Где самолет? Мы ж в самолете летели.
    - Уже прилители - Малыш говорит - На заправку сели. Ну и у нас горючее кончилось, вот и поехали.
    - Куда? - интересуюсь.
    - А хуй его знает. Водила с аэропорта повез, обещал что за двадцать минут успеем. Тут коньяк хоть и дорого, но без очереди - и упиздил.
    - Минералки купи, пить хочу, помераю! - ору во след.
    Огляделся - в машине еще Никотин сидит и предводитель на переднем сиденье. Сколько времени прошло - не знаю. Возвращается Малыш, меня в середину затиснул.
    - Купил? - во рту, как в пустыне.
    - Купил!
    И открывает сука кейс, полный коньяка.
    - Где минералка, говорю, я без воды не поеду. Сейчас сам пойду. - и вылезать.
    Они на меня давай орать всей кодлой. Хуйню всякую. Хорошо дядька таксист початую бутылку какой-то минералки вытащил, я ее как вакуумный унитаз в миг засосал.
    - Жаль, говорю, без газа.
    А эти гогочут: - Газ у нас с собой.
    И к мужику.
    - Раз такой запасливый - доставай стакан.
    Тот гад точно стакан достает из бардачка, ну и пошел коньяк по кругу. Меня естественно в эту воронку тоже засосало.
    А Малыш опять достает. Что ж его суку ни водка ни коньяк не берет. Его легче убить, чем напоить. Хотя убей такого - 2м на 100кг. Чего он теперь от меня хочет-то.
    - Ну?
    - Это твой чемодан по кругу катается?
    - Какой чемодан? Как ты меня заебал.
    Открываю глаза, а мы в аэропорту и на выдаче багажа мой чемодан по транспортеру ебашет.
    - Что за фигня? - спрашиваю.
    - Прилетели, говорит. Столица. Получай багаж.

    Как прилетели. Когда. Ладно. Беру свой чемодан и в автобус. Везут в гостинницу. Ночь на дворе. Голова трещит. Привезли хуй знает куда - экономят падлы на трудящихся. С виду большой хотель, а в нутри барак бля, дом колхозника. Этажей много, а система коридорная и все в конце коридора. В комнате две кровати и диван. Ну я сразу диван застолбил и на поиски чего-нибудь попить. Выхожу из номера, а соседняя дверь - буфет. В ассортименте шампань, шоколад и сосиски. Остальное говорят утром подвезут. Что делать. Затарился и на диван. Прожили мы там двое суток. Я дальше соседней двери так и не ушел. Выйду, запасы восполню и назад на диван. Пузырьки шампанского уже из всех щелей прут. На третий день предводитель наш зашел.
    - Паспорта готовы, говорит, завтра утром выезжаем в аэропорт. Выйди хоть купи что надо.
    - А что надо? - спрашиваю.
    - Разрешено две бутылки и два блока сигарет.
    - Мне, говорю, еще тапочки надо, а то хожу тут босиком.
    - Во-во. Тебе может помочь с колониальными товарами?
    - Что я инвалид что-ли. Разберусь.
    Собрался с силами и вышел. Столица. За углом вроде говорили какой-то проспект. Высунулся - ебать капать. Машин. Народу. Аж голова закружилась. Я задний ход и к гостиннице. В переулке гляжу - продуктовый магазин. Купил там пару Пшеничной и болгарских сигарет. Все думаю, хватит, погуляли, пора на диван. И тут подфартило - рядом палатка со всякой поебенью и там домашние тапочки. На радостях чуть две пары не купил. И назад. Главное водку не выпить до отьезда. Но обошлось, до утра продержался на шампанском и сосисках, а там и в Шереметьево пора.

    Приехали в аэропорт, ну и на контроль. Нас человек пятнадцать. Первые прошли - подходит очередь одного нашего чудика, поэт бля передвижник. Пограничница его увидела и охуела - ладно небритый, ладно в телогрейке, так он еще в руке полную авоську водки держит. Бутылок восемь. Она аж глаза закатила.
    - Конечно товарищ, телогрейка даже очень подчеркивает ваше рабоче-крестьянское происхождение, но через границу провозить можно только две бутылки водки.
    А он на хорошей кочерге, хуй чего понимает, только паспорт ей молча тычет. Баба в погонах ему пытается свою мысль донести о правилах провоза спиртных напитков через границу - а тот в ступоре. Паспорт сует и ни мычит ни телеца. Назревает пиздец. Но предводитель наш вежливо и аккуратно тащит этого хуя за телогрейку обратно. Что делать? У всех и так по две. Не выбрасывать же. И пока остальные пассажиры проходят мы всем оставшимся коллективом на глазах у таможни хуярим с горла шесть бутылок водяры. Как переходил границу - не помню. Но ни кто не отстал.

    Очнулся в самолете. Опять рядом Малыш шибуршит. Доедем до парохода - сгною гада на корме.
    - Обед, говорит, несут.
    Он конечно пожрать не промах, но тут оказывается дело опять пахнет выпивкой. Желающим раздают по мерзавчику сухарика, но выясняется интересная штука. Пол-самолета занимают эти самые азиаты, к которым мы литим, и они почему-то не пьют. Почти все. То ли вера не позволяет, то ли воспитание. Малыш эту тему сразу просек и к стюардесе. Руку на талию, ну и попиздеть москвичи умеют. Короче уболтал девку, та тащит полный поднос этих самых мерзавчиков. Начинаем обедать. Штуки по четыру выпили - не могу, не лезет уже и изжога началась.
    - Мне, говорю, после аэропортовской водки вино что-то не лезет.
    А Стас впереди сидит - Во-во, говорит, и мне не лезет.
    И достает литровую бутылку водки. Полетели дальше.
    Говорят, было две промежуточные посадки в Пакистане и Индии. Наверное не врут.
    Прилители - Азия. Юго-восточная. Из самолета вышли - пиздец. Русская баня отдыхает. Ладно жара, так еще влажность такая, что джинсы прямо прилипли. Мотор внутри молотит как бешенный. Не продохнуть. Что можно с себя постягивали - один хуй. Смотрю, у меня пакет с тапочками. Кросовки скинул, влез в тапки - чуть легче. Но это пол-дела. Прошу Малыша, чтоб пошукал пива где-нибудь. Но в аэропорту ноль. Уже по дороге Малыш доебал водилу, тормознул автобус и в какой-то забегаловке взял пива ихнего. Только это и спасло.

    Наконец добрались до своего любимого парохода. Душ, кондиционер и спать. Только графинчик для газировки за дверь выставляю - кто мимо проходит, сжалится, принесет из автомата. Так пару дней отлеживался, пока не пришла пора на работу. Ну и все. Конец путешествиям. Два месяца суровых трудовых будней, а потом обратно на остров, но уже неспешно пароходом. Вот такая история.

    Как-то через год отдыхаю вечером в Нептуне. Смотрю, через пару столиков сидит вся из себя и вроде как знакомая, но вспомнить кто такая не могу. Долго под коньячек вспоминаю - ноль. А она все с офицерами танцует, те кобели прямо в очередь выстроились. Тут лабухи обьявляют последний танец и финиш. Надо думаю сомнения рассеить, а то ночью плохо спать буду. Подхожу к ее столику, а она смеется: - Наконец-то!. И очередного офицера отбрила. .
    Говорю: - Извини, конечно, похоже мы знакомы, я уже пол-вечера вспоминаю кто ты и откуда, но что-то торможу.
    А она: - Да я давно заметила как ты на меня уставился, думала что так уже и не подойдешь. А познакомились мы год назад перед твоим отьездом. Вы с другом в Сахалине гуляли, а потом я к тебе в общежитие поехала.
    - Еще раз извини, говорю, но имени твоего я тоже не помню.
    - Люда.
    - Очень мило.
    - А я ведь, говорит, приезжала тогда в аэропорт тебя провожать.
    - И как, проводила?
    - Только взглядом, когда тебя из ресторана в самолет несли.
    Вот такой круговорот воды в природе. А спал я в ту ночь хоть и мало, но хорошо.
    Untitled Document